12:13 

Tumbling together (Кувыркаясь вместе)

kotatsy
Гоняйте сырные терки поганой метлой! (с)
Автор: RedHead
Оригинальный текст: тут
Фикбучный текст: на фикбуке
Переводчик:kotatsy
Бета:vera-nic
Фэндом: Флэш
Пейринг: Леонард Снарт/Барри Аллен, побочные пейринги по ходу сюжета
Рейтинг: NC-17
Жанры: Юмор, Повседневность, AU
Предупреждения: UST, Элементы гета

Описание:
Когда Барри и Лен внезапно обнаруживают, что случайно стали соседями, им приходится привыкать к новой жизни, проходя через недоразумения и удивительно большое количество точек соприкосновения.

Глава 32. Сексуальное исцеление



Барри почувствовал, как Лен обнял его сзади, и аккуратно опустил посуду обратно на стойку.

— Я помню, что говорил нечто подобное, да. — Он откинулся назад, прижимаясь к Лену и ища контакта, его пульс тут же подскочил. И вовсе не потому, что Барри нервничал из-за секса, нет. Он любил секс. Причина была в том, что это — первый раз, ну, или первый раз такого вида секса с Леном.

Лен поцеловал его в шею. Барри вздохнул, прикрыл глаза от удовольствия и откинул голову сильнее, почувствовав, как Лен делает это снова.

— Так ты согласен использовать все мои грязные методы? — Барри выгнулся, поглаживая плечо Лена и скользя вверх, ероша коротко стриженные волосы. Лен продолжал целовать его шею, вылизывая кожу, а потом осторожно сжал ее зубами.

— М-м-м… — только и смог произнести Барри, но он вовсе не жаловался, и от всего, что Лен творил с его шеей в самых чувствительных местах, у него закатывались глаза.

Он быстро развернулся, чтобы поцеловать Лена, притянуть его к себе, почувствовав, как жесткий край стойки вдавливается ему в поясницу, когда Лен толкнул его вперед, целуя сильнее.

Происходящее быстро перешло от приятного к лучшему, от жаркого к невозможности дышать.

Где-то между поднятыми руками Лена и его ногами между бедрами Барри, и тем как он дергал край рубашки Лена, прикусывая линию его челюсти, Барри рассеянно подумал, что неплохо было бы переместиться в спальню, если он не хочет в конечном итоге оказаться разложенным на стойке.

Как выяснилось, Лен тоже об этом думал. Он отстранился, быстро и часто дыша Барри прямо в обнаженные ключицы.

— Это…

— Давно назревало. Спальня?

— Показывай дорогу.

Лен издал звук, несколько похожий на возбужденный рык, и Барри решил, что это самая нелепая и самая сексуальная вещь в мире. После этого Лен кашлянул, что определенно обозначило этот звук как нелепый, поэтому Барри тихо ухмыльнулся, следуя за Леном в спальню.

— Все еще болеешь?

— Для этого я достаточно здоров.

— Не переживай слишком сильно. — Барри подошел ближе и жарко зашептал Лену на ухо. — Мой план таков, что я сделаю большую часть сам.

Лен что-то проурчал, подаваясь назад.

— Например?

— М-хм… хочу тебя оседлать.

Лен откинул голову назад на плечо Барри.

— С днем рождения меня, — довольно произнес он, и Барри ухмыльнулся.

Наконец они добрались до постели, по пути избавляясь от одежды. Барри всегда немного нервничал по поводу таких моментов, но сейчас он позволил Лену расстегнуть его штаны, потому что сам Барри уже успел избавиться от футболки, и его торс был обнажен. Лен тоже нервничал, так что это сгладило момент для них обоих. Сгладило настолько, что Барри наклонился и поцеловал Лена, отвлекая, и его тело подрагивало от электричества и волнения, стало легче не стесняться срывающегося дыхания, когда Лен провел ладонью по его брифам, стягивая их вниз и обнажая бледную кожу.

Нижнее белье Лена исчезло почти сразу же, и они наконец-то дали волю рукам, изучая друг друга. Барри переместился, чтобы оседлать Лена, и его руки все время двигались вдоль его тела, он просто не мог сдержаться и не потрогать его везде. Он спрятал лицо в сгибе шеи Лена, позволяя ему пробежаться пальцами по спине, дразняще погладить задницу, просто нежно, но Барри хотел больше насладиться этим, и чтобы Лен тоже получил удовольствие.

В конце концов, подготовка должна была занять какое-то время.

— Ты перестанешь меня дразнить? — спросил Барри, нежно целуя Лена в изгиб шеи.

— М-м-м, я просто жду приглашения.

— Ты уже был приглашен. Дважды. Трижды.

Лен фыркнул, и Барри почувствовал это кожей. Затем они потянулись в сторону, чтобы взять смазку и наконец двинуться в нужном направлении. В этот раз рука Лена двигалась более целенаправленно. Он одной рукой развел ягодицы Барри, размазывая смазку, а другой…

— Ах… о-о-о, это… м-м-м… — Барри подвинулся чуть выше на коленях Лена, выпрямляя спину, и слегка выгнулся, чтобы смотреть на Лена, а потом почувствовал, как первый палец входит в него.

— Боже, ты великолепен.

Барри знал, что покраснел и смутился от комплимента, но Лен и правда говорил искренне.

— Кто бы говорил…

Лен добавил второй палец, и Барри вздохнул, не в силах продолжать игривый разговор, с придыханием застонал, разводя ноги шире. Лен одновременно двинул обоими пальцами, и Барри оставил ласковые поглаживания и с силой вцепился ему в плечи. Он дернулся вперед, размашисто целуя Лена, когда почувствовал, как третий палец поглаживает кожу вокруг ануса. Барри глухо застонал Лену в губы и отклонился назад, чтобы всем телом насадиться на пальцы внутри себя. Он чувствовал жжение от растягивания мышц, чувствовал, как его тело пытается подавить боль от вторжения.

— Черт, Барри, ты такой узкий.

— Н-н-н… мне так хорошо…

— Давай лучше начнем с другой позы.

Барри почти запротестовал, но мысленно согласился, что нужен угол получше, даже если это и означало сползти с колен Лена. Он сполз на постель, грустно вздыхая от того, что распирающее ощущение пальцев внутри пропало, позволил Лену подтолкнуть его и встал на колени, опираясь на локти.

Буквально через секунду подушечки пальцев Лена снова коснулись отверстия.

— Тебе просто нужен был лучший вид, — поддразнил Барри. Он чувствовал себя уязвимым, от стыда он весь горел, но нагнулся ниже, вызывая у Лена хриплый смешок.

— Не буду притворяться.

Лен подтолкнул Барри расставить ноги шире, и наконец два пальца снова скользнули внутрь него.

Они оба застонали. Лен начал размеренно всовывать пальцы, у Барри голова шла кругом, и он почти сразу же почувствовал, как член сочится предэякулятом. Он пытался хотя бы сдерживать рвущиеся наружу стоны, когда почувствовал третий палец, обжигающе раскрывающий его.

— Когда-нибудь, когда я точно выздоровею… — Голос Лена был низким и возбужденным, — я вылижу эту прелестную дырку как десерт, — произнес он, одновременно сгибая пальцы внутри, заставив Барри подавить стон и закатить глаза от удовольствия.

Почти в отчаянии Барри качнул бедрами.

— Боже, блядь, Лен… — Пальцы скользнули прямо по простате. — Боже, ты заставляешь меня…

Он завибрировал и закусил губу, чтобы сдержаться.

— Давай, Барри. Кончай. — Свободной рукой Лен сжал член Барри, коротко и жестко поглаживая, и тогда… Барри замер, напрягся, задрожал и… он простонал, вздрогнул, наверное, даже завибрировал, кончая, беспорядочно вколачиваясь в кулак Лена, хрипло матерясь от того, как сперма потекла по его пальцам.

Пальцы Лена внутри замерли, растягивая его еще немного. Барри закрыл глаза, ощутив слабый ожог, когда мизинец коснулся его входа, который больше не поддавался и не растягивался шире.

— Давай… — почти умоляюще прошептал Барри, убеждая Лена скорее продолжить, если тот хочет.

— Тебе больно?

— Немного, это нормально…

Лен хмыкнул, но не протолкнул палец внутрь. Вместо этого он большим пальцем нежно погладил кожу вокруг отверстия, почти успокаивающе.

— Возможно, нам придется повременить.

Он имел в виду… секс? Барри оглянулся через плечо.

— Я могу принять его. Поверь мне.

Лен посмотрел на него немного хмуро.

— Будь со мной честным, Барри. У тебя когда-нибудь был кто-нибудь с таким большим, как у меня? Или ты просто думаешь, что хочешь его, такой большой?

Барри посмотрел на «него» — на Член. Ему действительно стоит перестать его так называть, его, да, такой твердый… ох, член между ног Лена, который тот лениво поглаживал свободной рукой.

Барри заставил себя перестать пялиться и посмотрел Лену в глаза — у него тут же пересохло во рту, потому что Лен выглядел серьезным.

— Он немного больше, чем любой… в смысле, я хочу сказать, что дилдо, который ты заныкал, это лишь секс-игрушка, я никогда не был достаточно смел, чтобы купить что-такое и даже не… с последнего раза прошло довольно много времени. Я делал это. Вроде того. Давно. И у моего парня в колледже был довольно большой член, но порнозвездой он не был.

Последнее заявление вызвало у Лена смешок.

— Ладно. Скажем так, у меня тоже есть некоторый опыт в этом… и тебе будет больно, если я попробую прямо сейчас. До слез.

— До слез? Серьезно, Лен? Давай, я буду в порядке. Я хочу тебя.

Пальцы Лена были все еще внутри него, продолжали осторожно напирать, мизинец снова дразнил кожу вокруг ануса и наконец проник внутрь, всего на чуть-чуть, Барри подумал, что стоило предупредить, но тут же неконтролируемо зашипел, чувствуя, как туго и больно натягиваются мышцы вокруг пальцев.

Лен вытащил пальцы, и Барри обессиленно расслабил плечи, хотя сначала хотел сдержаться.

— Ты все еще чертовски узкий, а мой член намного шире, чем кончики пальцев.

Барри раздирало от противоречивости ощущений — ему было потрясающе горячо, его член снова стал твердым от всех этих растягиваний и ласк, а пальцы Лена ощущались внутри просто невероятно — снова два пальца, потому что Лен был тем еще мудаком, — и продолжали поглаживать, но реальность оказалась совсем не такой приятной. Барри был уверен, у Лена совсем пропадет желание продолжать, что если он и дальше продолжит так шипеть и зажиматься, а его член больше не будет твердым.

— Ладно, я признаю проблему. — Они подвинулись так, что Барри перевернулся на спину, а Лен сел к нему на колени. — Мои сверхспособности должны ее решить.

Лен на секунду нахмурился.

— Я предполагаю… что способности и есть проблема.

— Что? Почему?

Лен улегся рядом с Барри, вытянув ноги, и вытер руки о полотенце, лежащее на тумбочке, продолжая задумчиво смотреть ему в лицо.

— Я предполагаю, что ты… ласкал себя пальцами регулярно?

— Да.

— Больше чем тремя?

Лену явно нужны были подробности. Барри замялся.

— Иногда… но не слишком часто.

— Ты хоть представляешь, насколько ты тугой для человека, который ласкал себя нескольким пальцами?

До Барри начало доходить.

— Ты думаешь, что я… регенерирую? Ну, то есть, каждый раз после я снова становлюсь, ну, узким как…

Барри не хотел произносить это вслух, но Лен поморщился, и да, в этом и была основная мысль.

— Дерьмо.

Мышечная память и все такое. Он должен был расслабиться, это было не так, будто это первый раз, но… расслабившись или нет, он не привык принимать что-то столь большое, как член Лена, поэтому может понадобиться некоторое подобие практики, чтобы привыкнуть к этому.

Но Барри не собирался сдаваться.

— Ладно. Это проблема. Я все еще хочу попробовать. Неважно, сколько времени это займет. Есть идеи? Чаще вставлять в себя пальцы? Может, стоит попробовать сделать это на скорости?

Лен поджал губы.

— Может, в другой раз. А сейчас… мы можем кое-что сделать, хоть мой член сегодня в тебе точно не окажется.

В его глазах сверкнули искорки озорства, а на губах мелькнула самодовольная улыбка. Лен погладил Барри пальцами по руке, и это было похоже на соблазнение, если бы Барри сейчас не лежал голым в его постели.

Но это не остановило Барри — он обиженно надул губы.

— Я думал, что это наша цель.

Во взгляде Лена на полсекунды появилась застенчивость.

— Только если мы хотим заниматься этим целую ночь до самого утра.

Барри усмехнулся и поиграл бровями, развеселив Лена.

— Не всем нам тут двадцать шесть, и не у всех есть суперсилы.

— Ладно, ладно, тогда на что ты намекаешь?

— Ну, Барри, ты вроде бы упоминал дилдо…

У Барри бессовестно отвисла челюсть, рот приоткрылся, а брови полезли на лоб.

— Эм. Да. Эм. Ты хочешь… но ты же тогда не кончишь, а я уже…

— О, поверь мне. — О да, каким же коварным выглядел Лен, наклоняясь ближе, ухмыляясь и блестя потемневшими от похоти глазами. — Мне очень понравится смотреть, как ты будешь сходить с ума от него.

У Барри снова пересохло в горле.

— Тебе это нравится?

— Естественно.

— Тогда... эм-м-м… тогда я в игре.

— М-м-м… — Лен наклонился и поцеловал Барри в плечо, после чего слез с постели. — Жди здесь.

Барри рухнул на кровать и уставился в потолок, пока Лен рылся в шкафу. Он совсем не на это рассчитывал, заказывая в Интернете это монструозное нечто. Монструозность может быть длинной и толстой, но не невероятно толстой, уж точно не как…

— Прежде чем мы это сделаем… — Барри взглянул на Лена, возвращающегося с дилдо в руках. — Я должен подвести тебя к оргазму.

Лен не стал спорить, и Барри был рад ненадолго перевести стрелки на него. Он встал возле постели, и Барри взял в рот его член, помогая себе рукой, обхватывая основание ствола, и сразу стал двигать головой в простом четком ритме. Его собственный член дернулся, когда Барри почувствовал, как пальцы Лена вплелись в его волосы, несильно потягивая, отчего ощущения прострелили прямо в член Барри.

Было так легко потеряться в чувствах, одновременно сосредоточиться и сфокусироваться, скользя языком по головке, ловя каждый звук, который ему удалось извлечь из Лена, каждый тяжелый вздох и тихое проклятие.

Наконец Лен отстранил Барри от себя. Барри пытался губами снова поймать его член, но пальцы Лен скользнули по его лицу, а большой палец погладил нижнюю губу.

— Все закончится раньше, чем начнется, если ты продолжишь.

Барри на секунду вобрал большой палец Лена в рот, восторженно смотря ему прямо в глаза и видя, как расширяются его зрачки. После чего он со чпоком выпустил палец и снова раскинулся на постели, опершись на локти.

— Так как ты хочешь меня?

Лен просто смотрел на него до той поры, пока Барри не застеснялся, хоть это и длилось всего несколько секунд.

— Вот так будет хорошо. Очень хорошо. Двигайся выше.

Барри подчинился, освобождая место для Лена и раздвигая ноги. Он снова чуть не занервничал, но Лен придвинулся к нему моментом позже и опять его поцеловал. Барри быстро понял план действий, обнял Лена за плечи, отчаянно желая задрожать под ним и кончить одновременно как можно быстрее. Но у Лена был план, и он был из того типа людей, которые всегда придерживаются намеченной цели, поэтому Барри не удивился, когда рука Лена скользнула ниже, невесомо проходя по всем частям телам Барри, которые умирали от жажды прикосновений, а потом пальцы снова нашли свою цель, дразня отверстие.

В это раз подготовка была короткой. Барри подумал, а что если он прав насчет регенерации? Или же это лишь в его голове, и от этих мыслей его член стал лишь тверже. Он хотел спросить, но губы Лена на его шее безумно отвлекали, заставляя все его тело вздрагивать. Лен всосал кожу в рот в том же месте, где раньше точно оставил засос, а пальцы нашли внутри Барри нужную точку.

Барри удивленно задохнулся и выгнулся всем телом.

— Лен…

— Тебе хорошо?

Барри издал утвердительный звук, когда Лен снова согнул пальцы.

— Подержишь ноги для меня?

О черт. Барри прикусил губу и подчинился, зная, что краснеет, когда раздвинул ноги как мог широко.

Он видел, как Лен наносит смазку на дилдо, а потом почувствовал, каким большим он кажется, как только Лен прижал игрушку к его заднице, даже если она не была такой большой, как член Лена.

— Боже!

Почувствовав, как головка растягивает его, Барри застонал и болезненно сдвинул брови. Ощущения были тянущими. Но приятными — дилдо был скользким, длинным и твердым. Барри медленно выдохнул, позволяя телу расслабиться, а когда Лен аккуратно поцеловал его под колено, понял, что его глаза все это время были закрыты. Барри ахнул, когда почувствовал чужие пальцы на члене, отвлекающе поглаживающие, расслабляющие его. Он качнул бедрами, чувствуя все больше длины, скользящей внутрь, проникающей более широкой частью. Когда дилдо вошел в него полностью, Барри низко и длинно застонал.

— Блядь, Барри…

— Н-н-н-н, боже, это…

Жестокий ублюдок Лен убрал ладонь с члена Барри, чтобы тот перестал дергаться, и дразняще двинул игрушкой, слишком нежно, издевательски медленно, аккуратно и так глубоко внутри Барри. Он коротко и хрипло дышал, извиваясь на дидло, продолжая из последних сил держать ноги и умирая от желания обвить ими Лена.

— Тебе хорошо?

— Так хорошо, так… — Лен вытащил игрушку практически полностью, и Барри почти захныкал. Хотя ни за что и не признался бы в этом. Затем Лен толкнул ее обратно, прижимая вдоль простаты, вызывая у него гортанные стоны.

После нескольких ритмичных толчков Барри стал слишком шумным:

— Блядь, Лен… ты так… так глубоко... я не могу… не дразни меня, ты убл…а-а-ах!

Барри должен был смутиться свое бесстыдности, но ему было настолько плевать, он весь горел от ощущений, его кожа вспотела от того, как резко он подавался бедрами, насаживаясь на дилдо.

— Вот оно, Барри… — подзуживал его Лен. — Поласкай себя для меня.

Барри послушался, опуская руку на член. Когда Лен вставил дилдо еще глубже, Барри заскулил — он так хотел, чтобы это был член Лена, представлял себе это во всех подробностях. То, как Лен трахает его, вставляет ему, и он единственный, кто может так его растягивать и заставлять чувствовать себя настолько заполненным. То, как член давит ему на простату, вот так и… блядь, именно так. Он не мог… Барри застонал и задрожал, выгибая спину, и наконец кончил, закатив глаза, сжимая свой член вибрирующей ладонью на секунду, продлевая ощущения протяжным стоном.

Он упал на кровать, все еще неконтролируемо подрагивая после оргазма, и услышал, как Лен грязно выругался.

— На колени.

— Х-м? О… — Барри перевернулся, уступчиво и покладисто. Лен поерзал на постели. Барри почувствовал, что игрушка исчезла из его задницы, и его поглотили ощущения боли, удовольствия и пустоты внутри. Рукой Лен держал его за бедра, наклоняя вперед, Барри понял и пригнулся еще ниже.

Он слышал резкий звук трения, который подсказал ему, что Лен держит член в руке, быстро поглаживая себя, и через секунду Барри ощутил, как головка прикасается к его анусу. Рука Лена на его бедре прихватила ягодицу, оттягивая в сторону, чтобы дать лучший обзор, и мозг Барри был близок к электрическому замыканию.

Это была самая горячая в мире вещь, которую он только мог себе представить. Лен дрочил, трахая его игрушкой, а теперь смотрел на растраханный…

— Черт, Лен, ты собираешься кончить на меня?

— Н-н… на твою спину и эту прекрасную маленькую задницу.

Барри удивил сам себя, бесстыдно застонав, ощутив прилив тепла к низу живота.

— Хочешь… — Он чувствовал, что головка члена притирается к его заднице вплотную. — А-а-ах… кончить на мою дырку?

— Блядь, Барри… можно?

Лен уже знал, что Барри был чистым и не мог ничем заразиться. Это был чистый секс, без рисков, и ничто не могло удержать разбушевавшееся либидо Барри от осуществления этой идеи.

— Боже, да. Сделай это. — Барри раздвинул ноги, расставляя бедра шире, и боже, он даже завел руки за спину и раздвинул задницу, умирая от стыда, краснея от мысли о том, как он сейчас выглядит. Но Лен застонал, и звук трения кожи о кожу стал громче, он быстрее задвигал рукой, скользя головкой вдоль ануса Барри, касаясь кольца мышц, и…

— Блядь, блядь, я… — Лен громко простонал, и Барри вместе с ним, чувствуя, как горячая сперма выплескивается в него, течет внутрь и вокруг, часть потекла вниз по бедру, когда Лен вжался в его задницу, приводя Барри в полный беспорядок. Барри поежился от обострившейся чувствительности.

Когда Лен выдохся, он потер головкой члена по сжимающемуся анусу Барри, который теперь должен был выглядеть совершенно ужасно самым лучшим образом.

— Боже, Барри.

У Барри между ног все ныло. Лен кончил на него. Лен кончил в него. Барри почти трясло от пережитого возбуждения.

Лен склонился над ним, опершись на локти, тяжело дыша прямо ему на ухо, Барри прикусил губу, чтобы попытаться сдержать зарождающееся внутри безумие, потому что легких потоков воздуха возле уха было достаточно, чтобы заставить Барри слабо захныкать.

— Тебе хорошо?

— Да, Лен. Я… это было так чертовски жарко. — Его голос был абсолютно севшим.

Лен подвинулся на смятой постели.

— Барри, ты… можешь кончить еще раз?

— Хм. — Он сглотнул, все еще ощущая толику неловкости из-за того, что был до сих пор открыт и выставлен напоказ, но Лен не собирался отстраняться. — Может быть.

— Иисусе. Как ты хочешь?

Барри с размаху уткнулся лбом в матрас.

— Трахни меня пальцами. Пожалуйста. Прямо так. С твоей спермой внутри. Я хочу…

— Блядь, Барри. — Но это прозвучало не как жалоба, и Барри об этом даже не подумал, потому что Лен подвинулся на постели, усаживаясь рядом с ним, и через несколько секунд его пальцы скользнули в расселину, собирая сперму, прежде чем снова начать дразнить Барри.

Барри был чертовски уверен — у него еще никогда не было настолько кинкового секса. Он сдавленно застонал, когда пальцы задвигались внутри него.

— Лен…

— Ты такой горячий, Барри… Такой горячий, только для меня.

— Пожалуйста…

Лен вставил третий палец, и Барри качнулся вперед, а потом назад, сильнее насаживаясь на пальцы, и просунул руку под себя, обхватывая член.

— Тебе нравится так? С моей спермой внутри?

Барри заныл прямо в матрас, подаваясь бедрами назад к Лену. Он мог это вынести, внутри все было гладким и...

— Лен!

Он кончил, содрогаясь всем телом на пальцах Лена. Оргазм был почти болезненный, почти без спермы, потому что первую порцию удовольствия Барри получил совсем недавно. Но он все равно чувствовал себя восхитительно, наполненный Леном всеми возможными способами.

Лен медленно вытащил пальцы, и обессиленный Барри рухнул на кровать.

***


— Это было… потрясающе.

Барри повернулся к нему, и Лен сыто ухмыльнулся.

— Я был уверен, что это моя реплика, Барри.

Барри рассмеялся, и Лен мысленно себя поздравил.

— Ты всегда так делаешь?

— Эм… что именно? — Барри поерзал, глядя на него. — Потому что мы делали многое из того, что я не делал никогда.

— Ты кончил три раза.

— Ах, это… Иногда. Силы. Они помогают.

— Ясно, — кивнул Лен.

Барри вздохнул и сел напротив Лена, и тот сразу понял, что Барри из-за чего-то напряжен. Он хотел спросить, в чем дело, но Барри его опередил.

— Ты знаешь, я хочу… сказать тебе кое-что. Подходящее время все никак не находилось, но после твоего дня рождения, после крышесносного секса… серьезно? Это было великолепно, поэтому это лучшее время, чтобы сказать тебе, что я…

— Подожди.

Барри затих. И Лен тоже. Он не мог понять, что заставило его произнести это и не дать Барри закончить.

— Подождать? Эм, Лен, это…

— Подожди, пока я не смогу сказать это в ответ.

— Я… о.

Барри вздохнул и поерзал на месте. Лен обнимал его за плечи, радуясь, что тот не стал отстраняться. Его собственное сердце бешено колотилось в груди.

— Итак… ты знаешь, что я собираюсь сказать?

Лен боролся с желанием сказать какую-нибудь колкость.

— Я могу предположить. — Желание выиграло.

К счастью, Барри не разозлился. Он был все еще слишком напряжен, снова заерзал, поднимаясь повыше, чтобы посмотреть на Лена с заметным волнением.

— Но ты… не чувствуешь то же самое?

О. Эм. Хм.

Лен погладил Барри пальцами по спине, прикусил губу и посмотрел в сторону, пытаясь привести мысли в порядок.

— У меня никогда не… не было отношений таких, как эти, Барри. Это ново для меня, это обязывает. И я никогда никому этого не говорил… кроме моей сестры, за последние тридцать лет.

— О.

Барри придвинулся ближе к нему.

— Я могу подождать.

Лен чувствовал, что ему вроде как нужно извиниться, но точно не понимал, стоит ли это делать.

— Спасибо.

— Пока ты не поймешь, что чувствуешь. Сколько нужно, — пробормотал Барри.

— Я пойму.

— Хорошо. Теперь мы можем привести себя в порядок? Я немного… грязный.

Они рассмеялись, и напряжение Лена растаяло, как дым.

***


Как хорошо было в субботу, столь же хорошо было просыпаться рядом с Барри воскресным утром, но вечер воскресенья наступил очень быстро. Роско позвонил точно по расписанию, и Лену стало немного легче, он сосредоточился, готовясь к реализации плана.

Они с Миком добрались до места назначения, которое им назвал Роско. Место, где его отец должен встретиться с Роско, и план состоял в том, что Диллона там не будет. А будут Лен и Мик.

Район мясопереработки всегда был пуст по вечерам, особенно в это время года.
Они приехали раньше, как и предполагалось. Льюис явно частенько бывал здесь последние дни, судя по разбросанным чертежам со знакомыми Лену пометками, сигаретному пеплу и окуркам — очевидно, старику было невдомек, что с этими проклятыми вещами нужно быть осторожным.

Мик забрал из фургона мешок с оборудованием, и Лен взглянул на список, который держал в руке, список, выученный наизусть.

Лен откашлялся, но в остальном держал себя ровно.

Когда наконец появился Льюис, драки не вышло. Его ждал Лен, прислонившись к столу, и Льюис сощурился, быстро спросил «где Диллон?». Мик тут же направил на него пистолет. Снарт-старший выругался, но руки поднял.

— Без резких движений, старик.

— Ты совершаешь большую ошибку, сын.

Лен равнодушно разглядывал свои ногти.

— Это лучшее решение в моей жизни.

Мик схватил Льюиса за плечо.

— Держи руки на виду, — проворчал он, подтолкнув стул к ногам Льюиса, а Лен взял веревку. Они обыскали Льюиса на предмет оружия, достали все, что нашли, и разложили на стол. Затем Лен стал привязывать его ноги к стулу, перешел к рукам и услышал:

— Черт, так вот что это было.

Лен чуть не выронил веревку. Это… какого хрена здесь делает Аксель? Он резко обернулся, выхватывая пушку, но парень сразу вскинул руки и присвистнул. Выяснилось, что Аксель перекрасил волосы в дебильный оттенок блонда.

— Эй, крутой парень, я тут для шоу!

— Тебя тут быть не должно, Аксель.

— Ну, папочка Мик…

— Не называй меня так.

Лен оглянулся на Мика и с удовлетворением отметил, что тот все еще держит Льюиса на мушке, а на Акселя смотрит только одним глазом.

— Мамочка Мик?

— Я тебе башку побрею, Трикс.

Аксель глумливо захныкал, и Лен почувствовал, как у него на лбу запульсировала вена.

— Как ты нас нашел, Аксель?

— Я не искал. Он мне позвонил — Он сложил пальцы пистолетом и указал на Льюиса. Лен сдержал стон.

— Только не говори, что ты все это время знал, где он.

— Черт возьми, нет. Он хотел дать мне последний шанс «сделать правильные вещи». — Аксель смотрел прямо на Льюиса, и его лицо было зловещим. — Но теперь у меня есть друзья. Так что я готов посмотреть, как ты сгоришь к чертовой матери, старик.

— Ты не мог бы закрыть пасть этому сосунку, сын? — рявкнул Льюис. — Не могу слушать его тявканье без желания размазать эту усмешку по его роже.

Разочарование Лена в Акселе испарилось полностью.

— Ты убил его старика. Меньше, что я могу сделать, это дать ему увидеть твою смерть.

— Смерть? Ты пустишь мне пулю между глаз? У тебя кишка тонка. Спорим, ты даже не сможешь попросить своих друзей это сделать. Этот верзила сможет. Он всегда был мерзкий, таскался за тобой, как маленькая су…

Лен направил криопушку прямо Льюису в лицо еще до того, как он договорил. Ярость бешеным потоком заструилась по его жилам.

— Не смей. Заканчивать. Предложение. Если хочешь жить.

Льюис фыркнул, но заткнулся. Лен качнул головой, стараясь придать лицу равнодушное выражение, убрал пушку, подтащил к себе еще один стул и сел напротив старика, подперев подбородок кулаком и ухмыляясь. Крут и холоден, как и всегда.

Его голос был надлежащим образом ледяным и сдержанным, когда он снова заговорил.

— Ты хочешь жить? Хорошо. Потому что у меня есть план для тебя, дорогой отец, если ты ценишь свою жизнь.

Льюис подозрительно посмотрел на Лена.

— И что это за план?

Лен глянул в сторону Мика. Рори кивнул и пошел за оборудованием. Аксель уселся поудобнее, настороженно готовясь смотреть.

— Ты признаешься.

Льюис перевел взгляд с Лена на Мика.

— Э-э-э… хм.

— Признаешься в каждом убийстве, которые ты совершил с тех пор, как я живу. А потом ты сядешь за них.

— Ты позволишь ему жить?! — Аксель подскочил на ноги, но Лен перегородил ему путь одним лишь тяжелым взглядом.

— Я позволю ему сгнить в тюрьме.

— Я когда-нибудь все равно выйду. — Льюис кинул на Лена расчетливый взгляд.

— Если ты снова выйдешь, я буду ждать.

— Почему признание?

Лен откинулся на спинку стула и неопределенно махнул рукой.

— У тебя условно-досрочное в этом году, ну или было бы. Я засажу тебя обратно, и ты просидишь там пять лет в тюрьме строгого режима, и тебе придется попотеть, чтобы завоевать там авторитет. Я отправлю тебя в тюрьму, когда ты признаешься в убийстве нескольких мафиози и копов, которые были приставлены к старику Сантини.

Его улыбка была мрачной. Льюис выглядел больным и бледным. Отлично.

— Давай сделаем так, папа.

Мик уже настроил камеру. Лен подошел к нему и развернул объектив так, чтобы было хорошо видно голову Льюиса и его плечи.

— И как ты думаешь, что они с собой сделают, сын? Весь город узнает, что ты предатель, еще до рассвета.

Лен взял со стола список, приподнял брови и пробежался по нему глазами. Должно быть идеально. Должно сработать.

— У меня есть парень, которому я тебя сдам. Никто не узнает о том, что я принимал во всем это участие. Ну а если ты скажешь кому-то…

Лен оглянулся на Мика и ухмыльнулся. Мик ответил ему тем же.

— То получишь ни с чем не сравнимое удовольствие от общения с несколькими моими друзьями в Айрон Хайтс, — с угрозой в голосе произнес Мик, а Лен на это только улыбнулся.

Льюис смотрел на них, но хранил молчание. Лен подошел к нему, разрезал веревки, чтобы высвободить левую руку и дал ему список.

— Прочти. Нужно, чтобы выглядело естественно. — Затем он вернулся к камере и протяжно добавил. — И да, папаша, если ты облажаешься, то Аксель и Мик будут проворачивать с тобой их собственные планы до глубокой ночи.

@темы: Фанфики, Колдфлэш, Tumbling together, Coldflash

URL
   

Книги, лыжи, домино - ебанулись мы давно

главная