kotatsy
Гоняйте сырные терки поганой метлой! (с)
Автор: RedHead
Оригинальный текст: тут
Фикбучный текст: на фикбуке
Переводчик:kotatsy
Бета:vera-nic
Фэндом: Флэш
Пейринг: Леонард Снарт/Барри Аллен, побочные пейринги по ходу сюжета
Рейтинг: NC-17
Жанры: Юмор, Повседневность, AU
Предупреждения: UST, Элементы гета

Описание:
Когда Барри и Лен внезапно обнаруживают, что случайно стали соседями, им приходится привыкать к новой жизни, проходя через недоразумения и удивительно большое количество точек соприкосновения.

Глава 27. Микроволновые запугивания



— Ты хоть понимаешь, что делаешь, Барри?

Был полдень, и они с Оливером остались вдвоем, чтобы «потренироваться». Тренировались они нечасто, особенно после того случая в поле, когда Олли его подстрелил. Барри надеялся, что сегодня не будет повторения того безумия.

— Не хочу даже спорить.

Оливер пристально посмотрел на Барри, но потом его взгляд смягчился, став каким-то уставшим.

— Дай угадаю, ты уже кучу времени потратил, пытаясь объяснить это остальным?

Барри вздохнул и попробовал мысленно подобрать нужные слова.

— Ясно. Я так и подумал.

— Круто. Тогда давай закончим с этим?

— Я сказал, что хотел поговорить с тобой о хранении секретов…

Барри нервно погрыз ноготь.

— Я не обязан перед тобой…

— Я знаю. Слушай, я все понимаю. — Надо отдать Оливеру должное, он выглядел больше взволнованным, чем сердитым. — Но мы же друзья, Барри. И я считал, что мы можем рассказывать друг другу какие-то важные вещи из своей жизни. Ты ведь знаешь все, что происходит у меня.

Поморщившись, Барри нехотя кивнул.

— Это… это началось… ну, по-дурацки как-то началось, и я даже не думал, что все зайдет так далеко, но вдруг это стало чувствоваться вот так вот, но я хотел, то есть мне было нужно, понять хотя бы что-нибудь...

— «Леонард Снарт» и «по-дурацки» не могут находиться в одном полушарии.

— У него самое отстойнейшее чувство юмора в мире, ну или в целом полушарии.

Оливер скептически повел бровью, но не стал задавать вопросов.

— Когда я говорил про хранение секретов… то имел в виду, что это работает в обоих направлениях. Мне нужно кое-что тебе рассказать.

— Да? — Барри шагнул ближе. У Оливера редко бывало настроение делиться личным.

— Однажды я встречался со своим врагом.

Челюсть Барри отвисла. Потом вернулась в нормальное положение. Затем он напряг свой мозг…

— С кем? С Купидоном? Нет, она слишком чокнутая для тебя. С кем-то из Лиги? Или…

— Ладно, нужно уточнить, я встречался с двумя своими врагами, но знал, что злодей только один, другой не считается, потому что-то, что случилось в России…

— Ты переспал с врагом в России?!

Оливер выглядел недовольным, но Барри чувствовал, что для него Рождество наступило раньше. Ох, Оливер точно не стал бы лгать о таких вещах!

— Изабель Рочев.

— Ты спал с правой рукой Дефстроука?!

— В свою защиту…

Барри бессовестно загоготал.

— Фелисити знает?

— Она там была.

— Там?! Она присутство…

— Нет! Барри… что? Нет! Это было, когда Рочев и я управляли Куин Консолидейтед, а Фелисити была моим секретарем. Она узнала сразу же.

— И эта женщина до сих пор с тобой встречается?

Губы Оливера дрогнули.

— Если честно, она больше бесится из-за Хелены, чем из-за Изабель.

— Хелена — это… Охотница? Ты переспал с Охотницей?

— Это было свидание вообще-то.

— Ты знал, что она Охотница?

— Да, Барри, я знал.

Барри присвистнул сквозь зубы.

— И ты говоришь мне, что у меня соломинка в глазу?

— Нет… я хочу сказать, что прекрасно знаю, как все между тобой и «Леном» закончится.

Ох.

— Ты и Хелена…

— Я хотел показать ей, что она может быть кем-то большим… но она хотела… чего-то иного.

Барри помрачнел и кивнул.

— Ты считаешь, что… если я думаю, что могу «изменить» Лена, то мне все равно стоит сдаться уже сейчас, пока я еще в начале пути?

— Послушай, Барри, мне жаль…

— Но что, если я не пытаюсь его изменить?

Повисла пауза, и после молчания Оливер тихо попросил:

— Повтори.

— Что, если… я принимаю его таким, какой он есть. Со всеми изъянами, понимаешь?

— Он… Барри, он вор и убийца.

— Я… я знаю. — Барри поскреб затылок. — Но он добрый, заботливый и веселый, и я точно уверен, что ему не понравилось бы, чтобы я рассказываю тебе об этом, но он печет торты и устраивает вечеринки на день рождения людям, о которых заботится, и он отлично ладит с маленькими детьми — и кроме всего прочего, он делает меня счастливым.

Оливер явно был не в своей тарелке. Он повернулся и присел на перила крыльца, на котором они стояли. После минуты тишины он взглянул на Барри.

— Так ты любишь его?

Барри сглотнул.

— Да.

Было так волнительно произнести это вслух, сердце Барри затрепыхалось, а живот свело.

— Вау.

Барри засмеялся и уселся рядом с Оливером, немного смущаясь, но продолжая посмеиваться.

— Да… он… знаешь, он не водит меня за нос. Он настаивал на том, чтобы я был уверен, что хочу этого и готов. Мы еще не на сто процентов решили, все собираемся сесть поговорить, обсудить все и соорудить какой-то «план», но… он слишком серьезен.

Оливер кивнул.

— Рад это слышать… но каким бы «хорошим» он ни был, даже если ты можешь простить ему все то, что он делал в прошлом, ты реально готов быть с человеком, который продолжает грабить людей и носится по городу за тобой в костюме злодея?

— Я… Он никого не убил с момента нашего договора, понимаешь? Только… Симмонса. Чтобы спасти меня.

— То есть для тебя этого достаточно, что он так долго никого не убивает?

— Что ты от меня хочешь, Олли? Подписать список морально приемлемых правонарушений, которые я не считаю причиной расстаться с ним?

От его голоса бровь Оливера дернулась.

— Нет, Барри… Я просто не хочу, чтобы ты совершил те же ошибки, что и я.

Барри понимал, что слишком напрягается из-за этого, как полный идиот, но все потому, что он не мог решительно, до конца отстаивать их отношения, и все из-за того, что делал Лен.

— Знаешь… — тихим голосом начал он. — Незадолго до того как мы начали встречаться, он стащил скрипку. Еще до того как мы узнали о нашем соседстве. Мне немного досталось во время драки, но я не испытывал ненависти ни к Лену, ни к Лизе или Мику. А после того как началось… это… я помешал ему украсть кое-что из музея, на Хеллоуин, и даже провел расследование на месте преступления. — Барри поморщился, потому что тот случай был и правда конфликтом интересов. — И никто из нас об этом не сожалел. Иногда выигрывает он, иногда я. Никто не страдает от этого.

— А если это все же произойдет?

— Кто-то всегда может пострадать. — Барри кивнул. — Я знаю. Но если он будет осторожен, то и я буду… в смысле, так ведь люди всегда делают в отношениях. Неважно, с кем я встречаюсь, все, о ком я переживаю, могут попасть в беду — моих близких могут похитить, что вообще-то бывает частенько. Так что… по крайней мере, я уверен, что он может себя защитить. И точно знаю, что он не будет никому вредить, даже если собирается продолжать организовывать ограбления. Я всегда знаю, что он точно сделает все возможное.

Оливер вздохнул, но, как заметил Барри, он пытался скрыть улыбку.

— Коп и профессиональный вор, да?

Барри тоже улыбнулся и пихнул Оливера в плечо.

— Флэш и Капитан Холод звучит еще хуже, правда?

Они рассмеялись.

— Боже, Барри, из-за тебя я когда-нибудь поседею.

— Вставай, чего мы сидим и не тренируемся? Ты сбросишь напряжение, пытаясь меня подстрелить. Я точно уверен, что у тебя сразу поднимется настроение.

Оливер фыркнул, но все равно сказал:

— Ты напросился.

***


— Ита-а-а-ак, Леонард.

— Фелисити.

— Почему бы тебе не рассказать мне, как вы с Барри сошлись?

Лен с ухмылкой взглянул на нее. Они ходили вместе по магазинам, в которых Айрис и Эдди составили списки подарков на свадьбу. Каким образом Леонард оказался вовлеченным в шопинг с подругой Барри, в то время как Льюис Снарт где-то скрывался, а Аксель Уолкер готовился присоединиться к Негодяям, он понять не мог.

— Может, ты лучше мне поведаешь о вашем якобы поцелуе?

Фелисити рассмеялась и покачала головой.

— Ревновать из-за прошлогоднего поцелуя? Скажи ему, чтобы он ни слова не говорил тебе о нашем медленном танце.

Лен попытался это представить.

— Он был моложе — для справки. И это было до комы и… Он был ужасен. С двумя левыми ногами.

— Нужно было попросить его спеть, — предложил Лен, разглядывая набор посуды, который был слишком уродливым и скучным, чтобы Айрис могла его выбрать сама. Это Эдди мог оценить такие занудные тарелки.

— Они уродские.

— Я в курсе. Давай посмотрим еще. Что еще в списке есть?

— Взглянем на простыни.

Лен последовал за Фелисити в отдел постельного белья, радуясь, что чуть раньше успел выпить воды и принять тайленол, и сегодня не планировал беседовать с Уолкером. Тогда бы Лен точно заработал головную боль и приморозил придурка. Просто ужасную головную боль. Поскольку Лен чувствовал слабость, а в горле першило.

— Мы с Барри притворялись, что встречаемся, пока не начали встречаться по-настоящему.

В конце концов он решил вернуться к первоначальному вопросу Фелисити.

— …как это работает?

Лен с удовольствием пояснил, наблюдая за ее растущим удивлением и шокированным выражением лица. Фелисити Смоук оказалась благодарной аудиторией, так что Лен с неохотой, но вернулся к Сливочному Фиаско™ — или как там Барри называл все эти дурацкие случаи, — чтобы подробнее рассказать про него и о том, как все началось.

Они вышли из отдела постельного белья — все простыни и одеяла из списка уже были разобраны, — и вошли в секцию мелкой бытовой техники. К тому времени Леонард уже закончил свой рассказ, а мисс Смоук умирала от смеха.

— Я бы заплатила любые деньги, чтобы увидеть хотя бы что-то из этого своими глазами! Ох. Что угодно.

Губы Лена дернулись.

— В пересказе это еще более забавно, если честно. Вживую это… — Он даже половины на самом деле не рассказал — ни про флэш-порно, ни про дилдо, ни про всякие другие детали, которые (что теперь было очевидно) были связаны с происками Лизы.

— Кажется, вы двое неплохо устроились? — спросила Фелисити, лукаво поглядывая на Лена и наклоняясь, чтобы прочесть описание какого-то блендера.

— На самом деле никто не любит ковыряться с приготовлением смузи с утра. Не дари им блендер.

— Я люблю смузи! Они спасают меня каждое утро — я могу взломать любую систему в мире, но на кухне я безнадежна.

Что не так с этим поколением и их неумением готовить?

— Не похоже, что Куин готовит. Он слишком занят спасением города по ночам, чтобы вставать ни свет ни заря и делать завтрак.

Глаза Фелисити стали чуть шире, а лицо будто окаменело.

— Не понимаю, о чем ты.

— Я догадался, да и Барри знает, что я в курсе. Будет справедливо, если все оперируют одинаковой информацией.

Они отошли от блендеров.

— Как… великодушно.

Лен выгнул бровь.

— О, не думай лишнего, у меня есть скрытые мотивы.

— Да ну?

Они приближались к широкой длинной полке с микроволновками.

— М-м. — Он заглянул в список, выбирая, что бы спросить. — Если дело касается честности, то… услуга за услугу. Вы с Барри довольно близки, как я понял.

— Можно и так сказать. — Фелисити смотрела прямо на Лена, заставляя его чувствовать себя неуютно. Он бы предпочел, чтобы она сейчас разглядывала микроволновку, как до этого изучала блендер. Лен прислонился к полке и продолжал усиленно излучать уверенность и невозмутимость.

— Если так, то не могла бы ты быть так любезна дать мне объективную оценку моих шансов.

— Твоих шансов на… о! Насчет того, что между тобой и Барри.

Лен взглянул на ее улыбающееся лицо уголком глаза, немного пренебрежительно махнул рукой, продолжая говорить:

— Учитывая нашу с ним необычную ситуацию, мне нужен кто-то с пониманием того, как Барри проведет… анализ рентабельности риска своей работой и всем остальным ради отношений со мной…

— Воу.

— Хм?

— Поверить не могу, что у меня есть возможность получить исключительное удовольствие от того, что Капитан Холод пытается спросить у меня, испытывает ли Барри Аллен к нему теплые чувства.

— Я не говорил это…

— Уверена, что ты делаешь его белым и пушистым.

— Я не это имел в виду. — Лен точно не ворчал, его голос понизился до шепота, и он уставился на микроволновку с функцией перераспределения тепла и чуть склонил голову. — Я признаю, что мы с ним… втянулись во все это. Но его чувства — не моя забота. — Особенно после ночи признаний в любви, у Лена до сих пор дрожали колени, и он никому не позволит узнать об этом. Чтобы скрыть свое волнение, он принял чуть более угрожающую позу и слегка ухмыльнулся. — Это все его моральные устои. Махнуть рукой на все — это самый идеальный для него вариант.

Фелисити расхохоталась. Определенно, Лен предпочитал такую реакцию, вместо того, чтобы запугивать друзей Барри. Ему следовало, вероятно, начать именно с этого, прежде чем пускаться в объяснение историй с выпечкой и всего прочего.

— Приятно видеть, что моя репутация никак не влияет на твое хорошее настроение.

— Ты знаешь, с кем я провожу ночи… в смысле… нет, погоди, я хотела сказать... Я о том, что тебе следует знать, — этот твой «жесткий парень» со мной не прокатит. Особенно после прошлой ночи. — Подмигнув ему, Фелисити вдруг поморщилась. — М-да, у меня в голове это звучало лучше.

Лен вздохнул и покрутил рукой, намекая, что им стоит вернуться к предыдущему вопросу.

— Анализ рентабельности…

— Ты это серьезно спрашиваешь? — с улыбкой спросила Фелисити, опираясь рукой о микроволновку, стоящую рядом с Леном.

— Его осторожность вовсе не значит, что он действительно думает о рисках…

— Почему бы тебе просто не спросить об этом у него, вместо того, чтобы шептаться с его друзьями в Bed, Bath & Beyond возле микроволновок? Что-то мне подсказывает, что ответ Барри тебе понравится.

Фелисити снова расплылась в улыбке и наконец повернулась к полке с микроволновками.

— Ой, это отличный подарок для молодоженов! Они оба слишком заняты, чтобы заниматься готовкой.

Лен фыркнул, но взял печь с полки, размышляя над словами Фелисити, подтверждающие большую часть того, на что он смел надеяться.

— И, кстати, — добавила Фелисити, когда они подошли к очереди на кассе. — Оливер прекрасный повар.

Лен вздохнул. Это и так было понятно.

***


Оставив Фелисити вместе с микроволновкой в отеле, где они с Куином остановились, Лен уже направлялся домой, когда его телефон затрезвонил.

Номер на экране удивил его, но он сумел подавить эмоции, хоть и был в машине совсем один. Подъехав к парковочному месту, он ответил.

— Диллон. Чему я обязан удовольствием?

— Снарт. Давно не виделись.

Лен воздержался от банального комментария о том, что Роско технически не может его видеть.

— А ты все еще усложняешь мне жизнь. — Он вложил во фразу достаточное количество злости.

— Ха, ты ни капли не изменился.

— Чего ты хочешь?

— Вступить.

— Вступить?

— В ряды твоих Негодяев.

Брови Лена дрогнули, а пальцы до побелевших костяшек сжали телефон.

— Это смешно, — протянул он. — И зачем мне это?

— Потому что я по всем параметрам соответствую вступительным требованиям. Никаких убийств? Не проблема. Трюки? Есть кое-что. И Флэш… я пару раз с ним сталкивался. Я сразу понял, почему ты завел новых друзей, как только он впервые показался на публике.

— Это все хорошо, но ты пропустил ту часть, где ты разбил сердце моей сестры, не говоря уже о том, что твой дерьмовый план чуть не взорвал город.

— Слушай… с Лиззи, конечно, не очень хорошо получилось… — В ответ на прозвище Лен заскрежетал зубами. — Но она уже большая девочка. Она может справиться сама. И кроме того, я делаю это наполовину ради ее безопасности.

— Делаешь что?

— Ты примешь меня в свой маленький клуб, а я сдам тебе Льюиса.

***


Следующие тридцать шесть часов Лен провел за разговором с Диллоном (что он терпеть не мог), детсадовской беседой с Акселем (что его раздражало), кражей кое-каких чертежей (что помогло ему потешить самолюбие) и составлением плана (что наконец помогло ему расслабиться). Он также много говорил с Лизой и Миком. Он не мог позволить Диллону вступить в Негодяи без одобрения сестры, но она только посмеялась над ним из-за излишней опеки и сказала, что это, вероятно, поможет Роско быть с ними заодно. Что касается Мика, он был только рад побыть в стороне и помочь Лену с планом, который тот разрабатывал.

Да, план был. Не то чтобы Лен собирался делиться подробностями с кем-нибудь, по крайней мере «больше чем нужно», но участие Диллона делало осуществление плана намного проще, чем просто наличие Акселя. Их двоих достаточно, чтобы заманить его старика в ловушку, и там Лен и Мик могут схватить его, и Лен может… может…

Ну, он может поймать двух зайцев одним махом, если все пойдет по плану. Если нет, то он найдет другой способ получить то, чего хотел.

Проблема была держать Лизу подальше от всего этого. Вовлекать в план Мика Лен был не против, он доверял ему, но Лизу он хотел держать как можно дальше, потому что только при мысли о том, что Лиза и Льюис находятся в одном городе, ему становилось плохо, не говоря уже об одном помещении. Но Лен понимал, что Лиза хочет помочь. Она была в курсе, что он получал информацию от Диллона, но больше ей ничего известно не было, и Лен собирался оставить все именно так, как есть.

В общем, он был жутко занят. Это было в понедельник вечером, а до этого Лен доплелся до своей квартиры и успел поспать едва ли больше пары часов с субботы на воскресенье. Он к этому не привык, и теперь ему пришлось иметь дело с последствиями.

Суставы ныли от тупой боли, болело и чесалось горло от долгих разговоров, время от времени гудела голова, а во всем теле Лен чувствовал ужасную слабость.

Вот почему он едва из кожи не выпрыгнул, когда Барри неожиданно постучал в дверь, а потом просунул голову прямо сквозь нее.

— БО-О-оже мой! — Лен чуть не треснул его по голове, когда собирался ответить на стук, потому что эта бестелесная вибрирующая башка торчала из чертовой двери!

— Дерьмо! Прости!

Появилась остальная часть вибрирующего тела, а голос Барри был похож на механический. Затем его фигура полностью обрела четкость. Лен умудрился не схватиться за сердце, пытаясь выровнять дыхание, но был близок к этому.

— Какого черта!

— Я просто… ты… — Барри беспомощно оглянулся на запертую дверь, а затем виновато посмотрел на Лена. — Я хотел поздороваться.

Лен шлепнул себя ладонью по лбу и тут же ее отдернул. Блядь, он перенял от Барри язык тела.

— Я почти заработал сердечный приступ из-за тебя. Что, если я был не один?

— Я... эм... узнал твои шаги. Понял, что у тебя никого нет…

Лен закатил глаза.

— Границы.

— Да, я виноват.

Лен махнул рукой и побрел обратно в комнату, Барри последовал за ним. Сбросив куртку — парку — и стряхнув снежинки с плеч, Лен по пути к спальне расстегнул кобуру криопушки.

— Ты задумал что-то плохое, Капитан Холод?

Барри произнес это таким псевдосерьезным голосом, что Лену пришлось бороться с желанием воздеть глаза к потолку, поэтому он тут же ответил:

— Не можешь забыть то порно, Барри? Если так, то по сценарию ты должен начать меня раздевать.

— Чт…я… зачем ты напомнил мне, что существует порнуха с нами?

Лен ухмыльнулся и, повесив парку, оглянулся на кровать. По правде говоря, он слишком устал, чтобы быть в нужном настроении, но вид Барри, брызгающего слюной, стоил того.

— Не с нами, Барри, но если ты склонен считать…

— Я со всей серьезностью отказываюсь от карьеры в любительском порно. Десятисекундное видео с текилой и лаймом уже доставило нам проблем, если ты не забыл.

Он прекрасно помнил. Мисс Смоук была так любезна, что отправила видео Лену — хоть и получила его сообщение, что он не хочет знать о нем и не уверен, что это удобно, — но Лен его еще не успел посмотреть. Оно забавно называлось «Райский боди шот». Лен был уверен, что теперь они с Фелисити точно поладили.

— Кстати говоря, как прошел твой день с Куином?

В животе заурчало, и Лен направился в кухню. Барри пошел за ним.

— Ты понимаешь, что это было в субботу? Ты вообще был дома?

Лен отмахнулся от вопроса.

— Куин, Барри. Он, конечно, прочитал тебе лекцию.

Барри позади него несчастно вздохнул.

— Ничего такого, с чем бы я не мог справиться. Он поддерживает нас намного больше, чем ты думаешь. И он встречался с несколькими преступниками. Чокнутыми. Так что все хорошо.

Лен кивнул и сунулся в холодильник. Его желудок пытался сказать ему, что стоит поесть, но у Лена не было аппетита.

— А, йо, я приготовил поесть, может, пойдем ко мне? У тебя такой вид, будто ты умрешь, если начнешь готовить прямо сейчас.

Лен нахмурился. Вроде бы он выглядел не настолько плохо. Но озабоченное выражение лица Барри говорило об обратном.

— Хорошо. — Лен закрыл холодильник. — Показывай дорогу.

Запах карри чувствовался даже за дверью квартиры Барри, наверное, Лен слишком устал, поэтому и не заметил его раньше. Может, потому, что у него заложило нос. Интересно, не из-за головной боли ли это.

— Не знал, что ты умеешь делать карри.

— Я не умею. Это… эм… эксперимент.

— Курица по-индийски?

Лен понюхал соус, булькающий на плите, помешал его и потянулся к специям, которые стояли у Барри на кухне. Некоторых из них раньше не было, Лен точно знал, что у Барри не было кориандра, куркумы или гарам масала, когда он последний раз заглядывал на эту полку.

— Да, с кокосовым молоком.

Лен выгнул бровь и помешал соус, добавив соли и щепотку корицы. Он не знал, как поблагодарить Барри за его внимательность к тому, что у Лена была непереносимость лактозы, поэтому он выдал первое, что пришло в голову:

— Мик делает так же.

Уши Барри почему-то покраснели.

— Ну… как бы… это он дал мне рецепт.

Лен зажмурился, обрабатывая информацию. Его мозг слишком устал, чтобы быстро анализировать, но…

— Ты и Мик… Флэш и Тепловая волна… обмениваются рецептами.

— Ты так говоришь, будто Флэш и Капитан Холод не встречаются.

Точно. Но все-таки.

— Когда ты успел взять номер Мика?

— …вчера ты не отвечал на сообщения, и я заволновался. Лиза сказала, что ты с Миком, и дала мне его номер. Мик сказал, что ты с Акселем и у тебя нет времени на разговоры. И мы просто… побеседовали.

— И как это было? — Лен попытался представить себе этот диалог, и вышло довольно забавно. Барри нахмурился и полез в шкаф за тарелками.

— Мило. Мне так показалось. Трудно сказать, это же Мик. Он посоветовал сделать тебе что-нибудь приятное, потому что ты был в напряге.

— Ему не стоило этого делать.

— Он твой друг, и он волновался.

— Но вмешиваться ему не стоило.

— Не будем касаться моих друзей, но… что-то я не слышал жалоб на шопинг с Фелисити, — фыркнул Барри.

Они добрались до дивана, даже не подумав сесть за стол, и Лен, практически провалившись в груду подушек, начал есть. Еда показалась ему просто райской.

— Ладно, как прошел твой день с Фелисити?

— Вполне сговорчиво.

— Сговорчиво? То есть ты это так называешь?

— Она… интересная. И ты все еще не рассказал подробностей про свой день с Куином. — Это прозвучало грубее, чем хотел Лен. Барри растянулся рядом с ним, устроив ноги на журнальном столике, тщательно сохраняя между ними дистанцию в фут.

— Мы с Олли в основном тренировались, и я рассказал тебе все важное.

— Фелисити купила Айрис микроволновку.

— О, черт… Я еще не успел купить им с Эдди подарок!

Лен по-настоящему рассмеялся. Даже если он и хотел презентовать им что-то, то это и так будет торт.

— Молодец.

— Чертчертчертчертчерт… и это должно быть для них обоих. Что же я… х-м-м-м… я… нет… может, Флэш может… нет, это будет слишком очевидно… что-то материальное или…

— Ты что-нибудь придумаешь, Барри. — Лен поставил пустую тарелку на журнальный столик. — Спасибо за еду.

— Всегда пожалуйста. Прости, что чуть не довел тебя до сердечного приступа.

— Ты прощен.

— Я просто… — Барри выглядел встревоженным. Лен оглянулся на него, готовый вот-вот заснуть прямо на диване, потому что теперь его желудок наконец был полон. — …беспокоюсь за тебя.

— Беспокоишься?

— Я не слышал тебе с того позднего субботнего завтрака.

— М-м. Я был занят.

— Ты собираешься мне об этом рассказать?

Это Лена немного взбодрило. Мог ли он рассказать Барри? Должен ли он? Только не все. И только когда часть плана будет сделана.

— Это дела Негодяев.

— Вот значит как?

— Мы не обсуждаем дела Негодяев.

— Как и не говорим о делах Флэша или о том, что мой близкий друг Оливер Куин это Зеленая Стрела? Или про то, что твой день рождения был на этой неделе, а не в мае? Или о моей работе? Или о…

— Хорошо Барри, я понял твою точку зрения. — Лен слишком устал, чтобы все это обсуждать, и его попытка огрызнуться больше была похожа на упрямство.

— Я хочу сказать…

— Что ты не слышал меня два дня, и ты злишься и волнуешься, и хочешь, чтобы я рассказал тебе, что происходит. Да, я собираюсь.

Барри надулся. Лен почувствовал себя победителем и решил увеличить преимущество.

— Я два дня не спал, Барри. Давай отложим этот тупиковый разговор на завтра?

— Завтра я работаю.

— Тогда вечером.

— Ну… хорошо.

Лен кивнул и поднялся с дивана.

— Я даже что-нибудь для тебя приготовлю.

— Послушай, ты можешь…

Лен обернулся и увидел, что Барри неуверенно дергает себя за рукав.

— Могу?..

— Остаться на ночь. Если хочешь. Я не собираюсь спать пока что, но… ты можешь остаться. Пока ты не начнешь храпеть.

— Я не храплю.

Барри ухмыльнулся.

— Откуда ты можешь знать.

Лен замялся.

— Я думал… ты злишься на меня.

Барри уставился на свои руки.

— Я расстроен, потому что волновался, и нам еще много о чем нужно поговорить, но… я все еще хочу засыпать рядом с тобой.

Лен не смог сдержать улыбку.

— Я вижу. В таком случае я тоже скучал по тебе, Скарлет, — дразняще сказал он.

Это вызвало у Барри улыбку, на что Лен и надеялся.

— Я не скучал — прошло всего два дня.

— М-м.

— Ты ужасен.

— Просто кошмарен.

— Я это и имел в виду.

— Конечно.

— Просто уложи свою самодовольную морду спать, я приду чуть позже. Я купил тебе зубную щетку.

Это было новостью. Лен решил прекратить дразнить Барри и просто улыбнулся ему, направляясь в ванную, чтобы подготовиться ко сну.

***


Когда Барри наконец добрался до постели, было уже поздно. Лен вырубился, как только коснулся подушки — Барри заглядывал к нему после того, как убрал тарелки после обеда. Затем он совершил свой традиционный «обход», по пути заскочив в С.Т.А.Р. Лабс собрать идеи для свадебного подарка Айрис и Эдди, а потом вернулся домой, быстро принял душ и наконец проскользнул в свою спальню.

Когда Барри вошел, Лен почти проснулся, широко зевнул и поерзал, чтобы освободить ему место под одеялом. Как только Барри лег, Лен обвился вокруг него как огромный осьминог.

— М-м. Ты холодный.

Барри так нравились интонации в голосе сонного Лена.

— А ты горячий.

— М-м. У тебя в квартире слишком тепло.

Лен был укрыт одеялом наполовину, спрятав только ноги, но он все равно был теплым, и это было хорошо. Барри уютно пристроился возле него, Лен обнял его и тихо задышал ему в шею.

— Роско Диллон, — сказал Лен шепотом, это прозвучало так нелогично, что Барри целую минуту пытался понять, о чем речь.

— Что с ним?

— Он будет одним из Негодяев.

Барри застонал в подушку и повернулся к Лену лицом.

— Почему? Я думал, ты его ненавидишь. Разве не он помог твоему отцу сбежать из тюрьмы?

В темноте было невозможно разглядеть Лена, но Барри был уверен, что сейчас его лицо непроницаемо.

— И сейчас он приведет моего старика ко мне.

О... Ох. Барри напрягся.

— Ты собираешься…

— Ты действительно хочешь знать, что я планирую с ним сделать?

Барри сглотнул. Он не хотел знать. Но ему это было нужно.

— Да, — прошептал он в темноте. Он мог разглядеть только блеск глаз Лена в свете уличного фонаря.

— А если ответ тебе не понравится?

— Я… я смогу с этим жить...

Лен напрягся на мгновение, но потом, вопреки ожиданиям Барри, наклонился к нему.

— Мне нужно… чтобы ты мне доверял.

У Барри пересохло в горле. Но это… это же Лен. И если он просит ему доверять, то Барри… будет. Поэтому он кивнул, немного неуверенно, сказал «хорошо» и почувствовал, как Лен рядом расслабился и снова начал размеренно дышать — Барри даже не понял, что тот задерживал дыхание.

Неужели он правда думал, что Барри способен ответить «нет» на этот вопрос? Даже сейчас?

— Спасибо тебе.

Лен наклонился и нежно поцеловал Барри, и тот сразу почувствовал облегчение. Он прижался к нему и слушал мерное сердцебиение Лена, пока тот медленно погружался в сон. Барри прикусил губу, чтобы не прошептать «Я люблю тебя» в темноту.

@темы: Фанфики, Колдфлэш, Tumbling together, Coldflash