kotatsy
Гоняйте сырные терки поганой метлой! (с)
Автор: RedHead
Оригинальный текст: тут
Фикбучный текст: на фикбуке
Переводчик: Icy_mint
Бета:vera-nic
Фэндом: Флэш
Пейринг: Леонард Снарт/Барри Аллен, побочные пейринги по ходу сюжета
Рейтинг: NC-17
Жанры: Юмор, Повседневность, AU
Предупреждения: UST, Элементы гета

Описание:
Когда Барри и Лен внезапно обнаруживают, что случайно стали соседями, им приходится привыкать к новой жизни, проходя через недоразумения и удивительно большое количество точек соприкосновения.

Глава 25. Некуда идти



Барри был бесконечно благодарен за то, что ночь до сих пор проходила вполне себе успешно (особо он был благодарен за это Фелисити и Кейтлин).

Утро в постели Лена началось с его ослепительной улыбки, а не обычного хмурого выражения, и поцелуя, который буквально умолял Барри остаться в постели и посмотреть, куда же все это приведет. Но проблема была в том, что он рисковал опоздать на работу и сразу же получить вызов на место преступления. Но отлично начавшийся день до сих пор оставался таковым, что не могло не радовать.

Обед Барри провел в окружении дам, в компании которых был единственным мужчиной, и ничего не имел против. Были все близкие подруги Айрис — Лиза, Кейтлин, Линда, — а после к ним присоединились Фелисити, Лорел, несколько девушек из Picture News и Джиттерс, и пара подружек Айрис со времен колледжа, значительно расширив их маленькую компанию.

Барри знал лишь нескольких из них, и как минимум половина была до сих пор убеждена, что он безнадежно влюблен в Айрис и погряз в страданиях и жалости к себе самому. В какой-то степени это было неловко, и Барри на протяжении всего ужина пытался скрыть это. Но Айрис смеялась, получая настоящее удовольствие от водруженной на ее голову диадемы и розового боа из перьев — не говоря уже о поясе, блеске и всевозможных стикерах, и, независимо от того, насколько это все казалось липким, Барри не собирался жаловаться. У него было о чем беспокоиться. Например, о Лизе, которая выглядела излишне веселой. И о Кейтлин, которая никак не могла определиться — то ли ей улыбаться Айрис или же кидать неодобрительные взгляды на Лизу. А еще были Фелисити и Лорел, которые никак не должны были догадаться, что Лиза являлась тем самым Золотым Глайдером. По крайней мере, не во время их посиделок.

Нормально выдохнуть и хоть ненадолго расслабиться Барри смог после ужина. Они вызвали такси, отправляясь на следующую часть вечера — бурлеск-шоу, на которое Айрис до смерти хотела попасть, но никак не могла собраться, — и Барри удалось проскользнуть в машину к Кейтлин, Фелисити и Лорел.

— Эй, Барри. — Улыбающаяся Фелисити повернулась к нему с переднего сиденья. — До сих пор все просто идеально, — показала она большой палец.

— Да, бурлеск, а потом танцы — звучит не слишком сложно, правда? — Барри сидел посередине и чувствовал, будто его сжимают с обеих сторон.

— К слову, — усмехнулась Лорел, глядя на него. — У нас же планируется вечеринка после?

— После?

— После того как мы закончим с танцами, большинство старых друзей отправятся по домам, а мы?..

— Я не знаю... Может, у меня? Скорее всего, Эдди вернется, и я не уверен, что нам стоит вламываться в дом к Джо, так что, моя квартира лучший вариант.

— Идеально! — просияла Фелисити, отворачиваясь и что-то быстро набирая в телефоне.

— Мне стоит знать, что будет?

— Неа, — покачала головой Кейтлин, передавая ему фляжку.

— Кейти? Ты же помнишь, что это никак на меня не действует?

Барри не был уверен, нормально ли пить рядом с тем, кто не употребляет алкоголь, даже если Лорел была безумно рада вырваться потусоваться сегодня вечером.

— О, Барри, это для тебя. Я добавила фомепизол, так что это должно сработать, — она придвинулась и заговорщицки похлопала его по руке. — К концу этой ночи тебе это будет необходимо.

Это… не очень уж и обнадеживало. Он повернулся к Лорел в поисках поддержки, но она только улыбнулась.

— Веселее, Барри!

Ладно. Хорошо. Он осторожно глотнул жидкость и едва не выплюнул ее обратно.

— Ох. — Во рту горело, как в гребаном аду. Барри был уверен, что лишился нескольких волосков в носу только из-за паров. Но… — Эй, подождите… как быстро это начнет действовать?

— При твоем метаболизме — почти мгновенно, если учесть, что алкоголь усваивается еще до двенадцатиперстной кишки.

Ладно. Ладно. Барри посмотрел на фляжку и сделал еще один глоток.

Это будет очень интересная ночь.

***


Было… шумно. Это казалось единственным подходящим словом. А Лен слишком устал. После гипотермии, непрекращающегося напряжения и полуночного признания, которое он не должен был услышать, и которое, несомненно, не должен был принимать к сведению, он практически не спал. И сейчас, когда это стало его единственным желанием, ему мешал шум.

Он лежал на диване, одетый в джинсы и футболку с длинным рукавом, хмуро глядя в телевизор, слушая музыку и громкий смех из соседней квартиры. Час ночи. Он собирался спать, но это казалось невозможным с таким шумовым сопровождением по соседству. И тем не менее, он не собирался портить Айрис девичник.

Ладно. Может быть, немного. Совсем немного. Барри плохо на него влиял. Лен усмехнулся, глядя на банку пива в руках. После стука в дверь посреди ночи, у него возник дикий соблазн пойти и немного подпортить вечеринку. Но пока он успешно с этим боролся. Если не ради Барри, то хотя бы ради Айрис.

Раздался стук в его дверь, и Лен нехотя поднялся на ноги, плетясь к двери.

— Долорес?

— Леонард, дорогой, — пожилая женщина, живущая дальше по коридору, стояла в одной ночной сорочке. — Ты не знаешь, что за шум из квартиры, хм…

— Барри?

Она с подозрением уставилась на него.

— Ты уверен, что он тот, кто тебе нужен, сынок?

Он фыркнул. Прошло слишком много времени с того момента, когда его в последний раз кто-то называл «сынок».

— Я уверен, Долорес. Это просто девичник.

— Что?

— Это как мальчишник. Только для девушек.

Она осуждающе покачала головой.

— И ты позволяешь своему парню проводить ночь на мальчишнике? Я смотрю NBC, Леонард, и я действительно знаю, что там происходит.

Он вздохнул, глядя на нее и будучи уверенным, что у него нет поводов для волнения, даже если Барри и был какое-то время влюблен в Айрис. Лен тут же выкинул эту мысль из головы, не успев додумать.

— Не стоит волноваться, миссис Томпсон. Почему бы вам не отправиться обратно в постель, а я попытаюсь уговорить их сделать музыку немного тише?

— О, правда? Спасибо, дорогой.

Она добродушно похлопала его по руке, улыбаясь, и Лен подавил желание ухмыльнуться. Помощь старушкам не входила в его рабочие обязанности, и как-то не очень вписывалась в специфику его профессии, но он был не против, учитывая, что у него появился повод заглянуть по-соседски к Барри.

Он запер за собой дверь и постучался к Барри, помахав Долорес, которая оглянулась, прежде чем закрыть за собой дверь своей квартиры.

Дверь открыла Айрис, а рядом с ней стояла Кейтлин Сноу с абсолютно пьяной усмешкой.

— Ленни! — Айрис практически взвизгнула, впихивая какой-то непонятный напиток в руки Сноу. Она немного покачивалась на слишком высоких каблуках, а на шее болталось нелепое розовое боа из перьев.

Лен улыбнулся.

— Айрис, привет. Я хотел… что... Айрис, я просто… эй... — Она ловко ухватила его за руку и буквально затащила в квартиру. Как выяснилось, она была сильнее, чем казалось внешне. — Айрис, я просто хотел сказать, что…

— Кто это? — Барри вышел к ним, и он явно был… — О боже, Ленни! — Он взмахнул руками и… кажется, Барри был пьян?.. Это было невозможно, но его щеки пылали, в глаза казались стеклянными, и в руках у него была фляжка…

Он бросился к Лену и обхватил его за плечи, не обращая внимания на попытки Айрис удержать его. От него несло спиртом, и он стоял вполоборота, драматично вскинув руку:

— Хей, вы все! Мой парень здесь!

Лен осторожно попытался выпутаться из железной хватки Барри — «давай, отпусти меня, вот так», — когда раздались выкрики и пьяное хихиканье, а музыка резко стихла. Все еще находясь в цепких руках Барри, Лен поднял глаза, глядя на трех незнакомых девушек, развалившихся на диване. Все они сидели с удивленно раскрытым ртом, а двое с напитками, так и недонесенными до рта. Сноу уже оказалась в комнате и теперь держала руку на стереопроигрывателе. Что-то подсказывало, что ничем хорошим для него это не обернется.

— Барри! — воскликнула блондинка, сидящая на диване. — С каких пор ты встречаешься с Капитаном Холодом?!

В следующую минуту успело произойти несколько вещей. Лен шире распахнул глаза и весь подобрался — он не привык к тому, что кто бы то ни было узнавал его, не в домашней одежде.

Одна из девушек рухнула с дивана с криками и хихиканьем, перешедшим в громкий смех. Брюнетка, все-таки усидевшая на диване, уставилась на блондинку с возгласом: «Ты тоже не знала?!», на что та только громче расхохоталась и кое-как выдавила: «Так вот, почему у нас ничего не получилось! Я думала, что ты влюблен в Айрис, а ты запал на Капитана Холода!». Кто-то на кухне — Лиза?! — запрокинула голову и выкрикнула громогласное «ура», опустила бокал на стойку и ввалилась в гостиную, явно наслаждаясь возникшим ажиотажем. Блондинка все еще боролась с приступами смеха, уже даже не пытаясь заползти на диван к брюнетке, которая тянула ее, и Лен был без понятия, что делать, но потом…

— Эй, ну хватит! — Это прозвучало слишком громко и слишком близко к его уху. Лен вздрогнул, стараясь отойти от источника шума, и отпустил Барри. Он бросил взгляд на Айрис, глаза которой были круглыми, как блюдца. Барри сделал шаг вперед, оглядел комнату, и продолжил. — Присоединяйтесь и слушайте!

О, нет…

— Айс* вернулся с новыми прибамбасами

Он не может...

— Что-то вцепилось в меня мертвой хваткой

Он может…

— И таскает меня гарпуном днем и ночью. Это когда-нибудь прекратится?

— Барри, нет…

— Йоу! Не знаю, вырубайте свет, я буду зажигать!

Остальные удивленно смотрели на него, и они имели на это полное право, потому что Барри на самом деле делал это, — До одури трясти микрофоном, как дикарь, — а брюнетка недоверчиво прошептала:

— Он на самом деле?..

— Зажигать на сцене и таять как свеча

— Да, именно, — ответила блондинка.

Она и Айрис хихикали, Кейтлин зажимала рот рукой, второй вцепившись в стереосистему, а Лиза… А Лиза сидела со своим чертовым телефоном, записывая эту хрень. А Барри и не думал останавливаться, он, пританцовывая, начал следующий куплет:

— Люби это или бросай к чертям, получи все

Лен чувствовал себя оленем, выбежавшим на дорогу и ослепленным фарами, в ужасе качая головой, когда Барри, наконец, добирался до…

— Айс Айс бэйби, Ванилла Айс Айс бэйби. Айс Айс бэйби, Ванилла Айс Айс бэйби!

Комната взорвалась хохотом. Лену определенно это не понравилось, и терпеть больше он не собирался. Он шагнул вперед, закрыл рот Барри одной рукой, а второй обхватил его поперек талии, прижимая руки к телу и не давая пошевелиться. Тот что-то неразборчиво проворчал в знак протеста и задергался в руках Лена.

— Как долго ты это планировал ? — прорычал Лен, и Барри перестал дергаться в его руках, расслабляясь и приваливаясь к нему всем телом.

Айрис едва стояла на ногах, держась за стену и вытирая выступившие от смеха слезы.

— О, он не планировал. Кажется, он выучил этот текст еще в пятнадцать.

Барри попытался вырваться из его хватки, но Лен и не думал его отпускать.

— В пятнадцать?

— Это была — как я могла забыть об этом — своего рода фаза в его жизни. Он тогда безумно фанател от рэпа. Даже пытался сочинять. Думаю, у него был кризис самоопределения.

Барри покраснел и наконец выбрался из рук Лена.

— Это не был кризис самоопределения.

Лен изо всех сил старался не засмеяться, но он действительно мог представить неуклюжего долговязого подростка, сочиняющего очередной рэп про химию, или что-то, что обычно волнует подростков.

— Удивительно, как ты не лишился зубов? — Лен выпустил Барри, который и не думал сдаваться.

— Это не была фаза или...

— Это было что-то, Барри. Знаешь, я думаю, мы с папой вздохнули с облегчением, когда ты попал в showtunes (что-то вроде каталога аудио в сети — Прим. Пер.)

Пока все смеялись, выпытывая у Айрис, остались ли какие-то записи — «пожалуйста… пожалуйста, скажи, что у тебя есть запись этого, Айрис» — блондинка повернулась к Лену, широко улыбаясь, и протянула руку.

— Привет. Фелисити Смоук. Подруга Барри. Но мы уже встречались, заочно. Тогда ты снес поезд с рельсов, кажется.

Он моргнул и пожал ей руку, припоминая что-то подобное.

— Точно.

Он не знал, что еще можно сказать в такой ситуации, а стоящий рядом хихикающий Барри нисколько не помогал.

— Снес поезд, поднял нашу игру на новый уровень, сделал себе имя.

— Он всегда такой, когда выпьет? Погоди-ка. — Он перевел взгляд на Барри. — Как ты вообще смог напиться?

— Коктейли!

Это был не Барри, а Кейтлин Сноу. Она всучила ему в руки два коктейля.

— Держись! — предупредила она, нравоучительно помахивая пальцем у него под носом, и ушла, чтобы принести еще.

— Эм-м.

Лен не заметил, как в руках Айрис, Фелисити, Кейтлин, и незнакомой девушки азиатской наружности (которые сидели на полу около дивана) оказались такие же коктейли. Лиза, сидящая на диване с другой брюнеткой, все еще косо посматривающей на него, только рассмеялась. Но от всех вокруг него через секунду раздалось громогласное «ура!» — в том числе и от Барри, и Лен привычно выпил коктейли, даже не поморщившись от вкуса дешевой водки. Барри глотнул из своей фляжки, и Лен заметил, как он содрогнулся.

— Ладно, я пришел, чтобы сказать, что женщина дальше по коридору просит, чтобы вы немного убавили…

— Нет, ты что, уже уходишь? — Стоявшая рядом с ним Айрис демонстративно надулась. С другой стороны от него уже появилась блондинка — Фелисити? — и она была также близко. И когда они только успели?

— О, нет, ты никуда не пойдешь. Ты встречаешься с Барри? Барри, ты встречаешься с Леонардом Снартом? — Она шлепнула ухмыляющегося Барри по руке, на что тот только приобнял ее.

— Да. — Он, казалось, задумался над чем-то.

— Мне нужна полная версия событий. Каждого. Всех. Например, как вы перешли от постоянных стычек к отношениям, и когда это случилось? Есть свидетельства этого перехода? Кроме видео, на котором, конечно, не вы…

— Видео… Фелисити, и ты туда же!

Она имела в виду…

— Какое такое видео? — Брюнетка, сидящая на диване, встала, в комнате постепенно становилось слишком тесно.

Лен проследил, как рука Барри обвилась вокруг плеч великолепной блондинки, но отвлекся на Кейтлин, сжав в руке стакан из-под коктейля.

— Они не могли перестать лизаться месяцами, Фелисити. Можешь прочитать Барри лекцию, в наказание за сокрытие важной информации. О-о-о, и я так рада, Леонард, что мы, наконец, можем все обсудить.

— Хм. — Он посмотрел на стакан в своей руке. Оставалось надеяться, что это не просто водка с долькой лайма. Почему он вообще это взял?

— Видео? — снова вернулась к первоначальной теме брюнетка.

— Когда я сказала видео, я имела в виду…

— Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, скажите мне, что вы не видели порно? — Это был Барри, и Лен поморщился от громкого смеха Айрис и шокированного выдоха Кейтлин. Если он задержится в этой квартире еще хоть на минуту, то ему определенно потребуется больше выпивки, чтобы пережить это. Водка, вода и лайм. Будет не так неловко.

— Фелисити, порно?

Это сказала та же длинноволосая девушка с сильными руками, мышцы на которых были непросто для нелепой показухи, Лен не сомневался. В любом случае выглядела она великолепно. Каждая девушка здесь была великолепна, на самом деле. Лен нахмурился.

— Ничего. Я не имела в виду ничего…

— Так это порно? У вас двоих есть секс-записи?! — снова подала голос Сноу, и Барри хлебнул из фляжки, прежде чем ответить. Лен последовал его примеру, приложившись к своему напитку.

— Это не секс-записи! — воскликнул Барри, махнув фляжкой в сторону Сноу. — На них не мы. Это просто порно про нас — Капитана Холода и Флэша.

Лен успокоился. Но никто даже и не моргнул при упоминании его личности. Брюнетка только вопросительно приподняла бровь:

— Пожалуйста, скажи, что про героев Стар Сити нет ничего подобного?

Фелисити покраснела и, немного заикаясь, ответила:

— Хм, ну, я имею в виду… Ладно, не то чтобы это относилось к реальным секс-записям про кого-то конкретного… Есть парочка. Но не так много.

— Я выбрала плохой год, чтобы завязать с алкоголем, — усмехнулась брюнетка, вызывая у Лена толику симпатии. Хотя бы потому что он не был единственным трезвым человеком в комнате, полной пьяных идиотов.

— С тобой мы еще не встречались, — сказал Лен. — Я Леонард Снарт.

— Лорел Лэнс. Я помощник окружного прокурора в Стар Сити.

У нее была колючая улыбка, и Лен прищурился.

— Вижу.

— Не беспокойся по поводу Лорел. — Кейтлин буквально повисла на его руке, улыбаясь, и Лен боролся с желанием стряхнуть ее. Только вот на этих каблуках она точно упадет. — Она забавнее, чем кажется. Жаль что Сара, ее сестра, решила остаться в Стар Сити. Я уверена, вы бы поладили.

Лен понятия не имел, что отвечать на все то, что несет Кейтлин.

— Думаю, мне лучше уйти, — сказал он, но остался на месте, глядя на тихо перешептывающихся Барри и Фелисити, почти прижавшихся друг к другу лбами. И пусть голос Барри был далек от шепота. Лен нахмурился. И Сноу, конечно, не могла оставить это без внимания.

— Знаешь, Леонард, Барри и Фелисити однажды поцеловались.

— Прости?

Айрис шокировано выдохнула, но в ее глазах мелькнула злая усмешка.

— Точно. А потом он встретил Линду — видишь девушку на диване, которая разговаривает с твоей сестрой?

Лен прищурился, глянув на диван. Девушка была потрясающе красива.

— И мета, принявший образ Барри однажды, поцеловал меня, — немного певуче протянула Кейтлин. — Я имею в виду, это был не сам Барри, но было очень похоже.

— Да, и он, вероятно, поцеловал меня в альтернативной временной линии. Не то чтобы я это помнила, но думаю, это было очевидным.

Лен не знал об этом. Он чувствовал, как бешено вздулись у него жилы.

— Я понял. Вы думаете, что можете убедить меня остаться тут, заставив ревновать?

Он надеялся, что голос его не подвел. Он хотел уйти. Он должен, блядь, уйти. Но это означало оставить Барри одного в комнате, полной красивых пьяных женщин, со многими из которых он, очевидно, целовался, и Лен на самом деле не хотел… он не был ревнив, и он, безусловно, доверял Барри, только…

— Хэй, Линда! — крикнула Айрис. — Познакомься с парнем Барри!

Та спрыгнула с дивана и подошла к ним, широко улыбаясь, протягивая руку, в то время как Кейтлин и Айрис утащили за собой на кухню Лорел.

— Я Линда.

По крайней мере, Кейтлин перестала висеть на его руке и схватила опустевший стакан, так что он мог пожать протянутую руку.

— Леонард.

— Так ты… Капитан Холод. И вы с Барри… встречаетесь?

Он кивнул, его немного повело в сторону, но вскоре он справился со своей взбунтовавшейся координацией.

— Это проблема?

— Нет! — Она покачала головой и хихикнула. — Боже, нет! На самом деле мне даже полегчало. С тех пор, как мы расстались. Очевидно же, что его тип — суперзлодеи. — Она махнула рукой в сторону Лена. — Точно не я.

Он отхлебнул из своего стакана, и только потом понял, что у него в руке снова появился напиток. Когда это…

— Привет, Ленни, — ухмыльнулась Лиза, пристраиваясь рядом с ним и Линдой.

— Лиза…

Она улыбнулась Линде.

— Я вижу, ты познакомилась с моим братом.

— Брат… Боже мой, ты Золотой Глайдер? Как я могла не понять! Могу я взять интервью у тебя? — Она определенно была пьяна в стельку.

— Ты все еще здесь, Ленни?

Его взгляд метнулся к Барри, прислонившемуся к стене и смеющемуся над чем-то с Фелисити.

— Видимо, я задержусь.

— Хорошо. Я слышала, будет весело. — Она подмигнула так, как подмигивала обычно, обещая очередные неприятности, и утащила Линду обратно на диван, где к ним присоединилась Лорел. По крайней мере, на лице у адвоката снова появилась улыбка. Лен подхватил еще один бокал, чтобы всучить его Барри и вытащить его из общества блондинки, как…

Раздался стук в дверь. Лен догадывался, что это миссис Томпсон или еще кто-то из соседей, кто был сыт по горло этим шумом, хоть музыку и убавили. Фелисити вскрикнула от неожиданности.

— Наконец-то!

О боже. Лен знал, что это значит. Сноу выглядела возбужденной, Лиза что-то радостно щебетала, а Линда — так ведь ее зовут, верно? — подпрыгнула и потребовала еще выпивки и…

Да, в дверях стоял стриптизер.

— Кто-то вызывал пожарных? Потому что здесь жарковато...

Женщины пронзительно завизжали в унисон, и Лен поморщился. Неа. Ни за что. Ничего не происходит. Он торчит тут не для того…

— Кто из вас заказал стриптизера, ребята? — Барри отошел от стены, указав пальцем куда-то в сторону дивана, и Лен выдохнул — слава богу, по крайней мере, это был не он. Скорее всего, Фелисити.

— Я слышал, здесь сегодня самая счастливая девушка.

Все это было уже слишком. Мужчина быстро направился в сторону Айрис, которую успели усадить на стул. Как только заиграла дерьмовая музыка, Лен уже был готов выпнуть этого парня отсюда, но его руку, словно в тиски, сжала рука Барри.

— У меня не было — ну, ох, совершенно ничего — такого. Я недостаточно гей, чтобы пережить это.

Лен фыркнул.

— Не думаю, что хоть кто-то достаточно гей для такого.

Барри хихикнул, прижавшись к Лену. По крайней мере, так было немного лучше.

Девушки казались безумно довольными стриптизером, весело смеялись, вскрикивали и все в таком духе. Он, естественно, раздевался. Когда Лен направился на кухню за выпивкой, с того почти исчезли штаны. Большое, блядь, спасибо. Лен никогда не был поклонником излишне развитого мускулистого тела в цветном люминесцентном ремешке.

— Все нормально, Ленни? — Лиза подошла к нему, когда он уже смешал достаточно неплохой коктейль. Он начал чувствовать это. Ладно. Он определенно это чувствовал. Обычно он считал, сколько шотов побывало в его руках, но сейчас он сходил с ума от этого хаоса, устроенного девушками.

— Замечательно, просто не считаю, что должен видеть, как голый мужик танцует у не-совсем-сестры Барри на коленях.

— Кто знает, может Барри будет следующим.

— Лучше бы этого не было.

Лиза рассмеялась, и тут к ним присоединилась Лорел.

— В такой ситуации оставаться трезвой довольно трудно.

— М-м-м... — Лен, ни секунды не сомневаясь, качнул бокалом в ее сторону и залпом осушил его. — Поздравляю, впечатляющая выдержка.

— Это преобладание разума над чувствами. Действительно, трудно вспомнить, почему я завязала, когда я в окружении… — Она оглянулась и чуть смущенно улыбнулась. У Лена возникло впечатление, что она может быть немного застенчива. — Но так как моя работа на этот вечер заключалась в том, чтобы найти стриптизера и место для нашей вечеринки, то она официально закончена. Поэтому, я думаю, можно удаляться. Леонард, Барри останется у тебя?

Он не думал об этом, но оставлять его тут, в окружении всех этих женщин…

— Скорее всего.

— Отлично, я займу его комнату. Лиза, скажешь, если кто-то хочет присоединиться — пожалуйста. Но не стриптизер.

— Конечно.

Лен проводил ее взглядом, а затем повернулся к сестре.

— Ты обзавелась друзьями.

Лиза улыбнулась, пожав плечами.

— Она мне нравится. Она ценит Циско.

Он понятия не имел, что это значит, но Лиза не казалась обеспокоенной, и мгновение спустя они были прерваны Кейтлин и Фелисити, спешащими на кухню, и взрывом смеха в гостиной.

— Леонард Снарт, правда или вымысел — твой член больше, чем у стриптизера?

— Что?

— Не говори ему, что это я сказал… — Барри влетел на кухню следом за ними, — это. Э-э. Привет, Ленни. Лен. Лео-нард. Ле-е-е…

— Ради всего святого, Барри, пожалуйста, хватит, — бокал Лена уже был пуст.

— Хаммертайм!**

— Не надо.

— Круто, — рассмеялся Барри над своим каламбуром.

Лена устраивало все, пока Барри не вернулся к рэпу.

— Сноу, что в этой фляжке?

Она икнула, а Лен продолжал стоически игнорировать взгляд Фелисити, направленный на его промежность.

— Это просто очень высокая концентрация алкоголя с добавлением некоторых химических веществ, чтобы ингибировать АДГ (антидиуретический гормон) в его метаболизме, который… — Кейтлин снова икнула, — нейтрализует алкоголь. Это, и еще некоторые с-с-ст-табилизирующие соединения. Это позволяет ему быть пьяным, пока он делает глот-ик-ок время от времени, чтобы поддержать активность фомепизола. Я думаю о том, чтобы сделать пластырь с этим веществом.

— Не стоит.

Она рассмеялась, и Лен, вздохнув, медленно отпил принесенный Лизой напиток. По крайней мере, все здесь знали о нем, Барри и их альтер-эго, поэтому он мог позволить себе немного расслабиться. И, по всей видимости, никто не собирался даже пытаться напасть на него или выстрелить, и это было очень даже неплохо. И Лиза, в принципе, казалась вполне трезвой. Ладно, хорошо, он не совсем понимал, что происходит, но особо и не беспокоился. К тому же, Барри, наклонившись, приложился к своей фляжке и потянул его за руку.

— Спокойной ночи! — раздались от двери голоса Линды и Айрис, вышедших проводить стриптизера и пожелать ему удачного вечера.

— Ребята, вы пропустили все самое интересное! — вернулась Айрис, и, плеснув себе джина, встряхнула бутылку.

— Это было восхитительно.

— О, мы видели, — ответила Фелисити, усмехнувшись, а Барри хихикнул Лену в шею и шепнул, впрочем, недостаточно тихо:

— Определенно не так восхитителен, как ты. Но я никогда не видел тебя в стрингах, так что…

Лиза возмущенно хмыкнула, и ее лицо исказила гримаса отвращения, а остальные только весело рассмеялись. Лен закатил глаза, но он чувствовал себя достаточно свободно — его рука удобно обхватывала талию Барри, а его мозг уговаривал его не обращать внимания на это.

— Вы знаете… — Фелисити поиграла бровями, и Лен моргнул, сосредотачиваясь на ней, — нет никаких причин, чтобы не увидеть сегодня вечером в стрингах кого-то еще.

— Нет, — прорычал Лен, но Барри заметно воодушевился, а Лиза заявила, что ее глаза точно начнут кровоточить после этого. Все же она усмехнулась.

— Да ладно, Ленни! — обиженно надулся на него Барри, чуть наклонив голову. — Все эти татуировки…

— Чт… Барри… Я не буду танцевать для тебя стриптиз, нет.

— Барри может станцевать! — решительно кивнула Кейтлин, вскидывая подбородок и направляясь к холодильнику, но споткнулась, и буквально упала на него. Айрис рассмеялась, помогая ей, хотя это было гиблое дело — они обе были слишком пьяны и никак не могли справиться со смехом. Он заметил, что Лиза смешала очередной шот, и кивнул, прося сделать и ему.

— Я имею в виду, — продолжила Сноу, когда смогла принять вертикальное положение, — он умеет петь и танцевать, да и все остальное. Почему бы ему и не раздеться? — Это прозвучало не как конкретное предложение, а, скорее, как обида на то, что у Барри все слишком хорошо получалось. Это было бы смешно, если не брать в расчет то, с каким голодным выражением на Барри смотрели некоторые девушки.

— Единственный, для кого Барри будет раздеваться — это я.

Айрис засмеялась, а Лиза одобрительно хлопнула Лена по спине. Барри, игнорируя обращенные на него взгляды, изумленно посмотрел на него:

— Хочешь, чтобы я разделся для тебя?

Он потянулся к своей рубашке.

— Ну не сейчас же, Барри!

Очередной взрыв смеха, что-то о закусках и играх от Айрис, и Лен не заметил, как оказался зажат между Айрис и Лизой на диване и с коктейлем в руках, а Фелисити настойчиво пыталась получить хоть какую-то информацию об отношениях Барри и Лена. Это напоминало игру «я никогда не», но без его участия, потому что у этой игры явно не было никаких правил. Лен откинулся на спинку дивана, а алкоголь сделал свое дело — сонливость охватила его, он удобнее устроился на знакомом диване, обхватив подушку и прислушиваясь к витавшим вокруг разговорам. Разговорам, которые перешли к…

— Но ты великолепно выглядишь, Барри! Пове-е-ерь мне. Я видела это достаточно часто. И… ик… я ведь врач.

— Это всего лишь шот, ну, или три. Барри! Просто подумай — зачем вообще нужен пресс, если не использовать его для шотов? В чем смысл?

Лен дернулся и открыл глаза…

— Почему ты снял рубашку?

Он почти рычал. Барри сидел на полу и, безусловно, стягивал с себя рубашку. По бокам сидели Фелисити и Сноу с Линдой, и Лен был не готов к тому, что еще мог выкинуть их пьяный мозг. Барри лег на спину, хихикая, и вскоре к нему присоединилась Кейтлин, отталкивая Фелисити. В какой-то момент Лиза исчезла с дивана, а потом вернулась с несколькими шотами.

— Это, — прохрипела Кейтлин, — благодаря молнии у него появился пресс.

Барри ухмыльнулся Лену, расстегивая рубашку и обнажая живот.

— Значит, пресс и коктейли?

— Черт, нет, — поднялся Лен.

— Текила! — Айрис спрыгнула с дивана с громким волпем. — Нам нужна соль!

Она унеслась на кухню.

Лен был недостаточно пьян для всего этого дерьма. Или был слишком пьян. Он одним глотком осушил стопку, которую ему протянула Лиза, и опустился на колени перед Барри, осматривая его невозможно симпатичных подруг.

— Никто не будет ничего слизывать с моего парня.

Что-то — он оглянулся, это было блюдце с солью, — оказалось рядом с его головой.

— Бу! — Лиза ушла за еще одним. — Это вечеринка!

— Лиза…

— Ну, кто-то обязательно должен выпить шот с чьего-то тела! Это моя вечеринка! — Айрис была слишком громкой, но это была и правда ее вечеринка — на ней была диадема и боа в доказательство. Лен не стал лезть на рожон.

— Даже я выпью с кого-нибудь. Сноу? — Лиза обернулась к девушке с хищной ухмылкой.

— С меня?

— Почему нет? Не жди, что Барри сделает что-то, чего не сделаешь ты.

Лен не был уверен, помогла ему Лиза или окончательно потопила его дело, потому что Кейтлин, качнувшись, потянулась к своему короткому платью и…

— Айрис, соль!

Девушки страшно развеселились. Лен встревоженно смотрел, как Кейтлин Сноу ложится на журнальный столик и тянет вверх платье, выставляя на всеобщее обозрение кружевной бюстгальтер. Лен даже не знал, куда смотреть. Точно не на грудь, но это сложно, когда кто-то высыпает соль вдоль нее и ставит шот…

— Я не вижу этого. — Он покачал головой, понимая, что слишком поздно, потому что Лиза наклонилась вперед и это должно было произойти. И это произошло. Происходило прямо сейчас, когда Лиза слизала соль, выпила шот, а затем поцеловала Кейтлин, забирая из ее губ лайм.

— Вау, — прошептал Барри, и Лен почувствовал, как его снова захлестывает ревность.

— Это моя сестра.

Барри рассмеялся, все еще лежа на полу и опираясь на него локтями. Он устроил ноги на ногах Лена и осторожно толкнул его в бедро, усмехаясь:

— Я пялился не на твою сестру, Лен. На Кейт и ее грудь.

Не то чтобы это было намного лучше, он знал это и собирался сказать, но Лиза и Кейтлин закончили свое маленькое импровизированное представление, которое и так слишком затянулось — и разве Сноу не была замужем? — и теперь принимали аплодисменты. Лиза шутливо раскланялась, а Кейтлин посылала всем воздушные поцелуи.

— Кто следующий?

— Барри! — выкрикнула с дивана Айрис. Линда хлопнула в ладоши и схватила блюдца с солью и лаймом.

— Нет, он не участвует, — отрезал Лен, отыскивая оставленное Лизой блюдце с солью и собираясь передать его кому-нибудь другому.

— Давай, Лен, это будет весело! — жалобно протянул Барри, смотря на него своими большими невинными глазами, и Лен чувствовал, что еще немного — и он легко может повестись на этот взгляд, но этого делать совершенно не стоило.

— Ты хочешь это сделать, дорогой?

Вероятно, ему следовало сохранить это ласкательное обращение только для них двоих, потому что Барри ярко покраснел, и Лен сам чувствовал, как покрывается легким румянцем.

Барри сделал внушительный глоток из фляжки — ее что, периодически наполняли, или она просто была такой вместительной? — и поморщился, прежде чем продолжить.

— На самом деле я хочу сделать это с тобой. Слизать соль с твоих татуировок, Ленни.

— Черт, нет.

Не при зрителях. Хотя, глядя на Барри, Лену безумно хотелось согласиться. У него не было секса со Дня благодарения и, кроме всего прочего, он безумно долго хотел Барри, и это…

...Совсем не то место, где было можно опрокинуть Барри и поиметь его. Но Лен чувствовал себя достаточно пьяным. А Барри стягивал с себя рубашку, поддавшись на уговоры друзей, пока Лен сидел между его ног, глядя на все это безобразие. И это было из рук вон плохо, но Лен… ему было хорошо, и Барри лежал на спине, а Айрис высыпала ему на пресс — который был весьма красив и стоил того, чтобы его демонстрировать, — дорожку соли. До тех пор, пока Кейтлин не сунула ему в рот дольку лайма, а Фелисити не попыталась аккуратно пристроить у него на груди рюмку.

— Если это не сделаешь ты. — Линда откинулась на спинку дивана, улыбаясь. — То сделает кто-то из нас.

Она была безрассудным подстрекателем. Лен надеялся, что он был вне конкуренции. Вероятно, он ошибся. Но Барри когда-то встречался с ней, так что ему должны нравиться безрассудные…

Лен наклонился, сжимая руками обнаженные бока Барри. Немного кружилась голова, пока он не лизнул соль, вызывая радостные возгласы вокруг, но он был сосредоточен на стоне, сорвавшемся с губ Барри. Он сжал края стаканчика губами и выпил обжигающую жидкость, убрал рюмку и впился в губы Барри, забирая лайм и целуя его. Потому что Барри был его. И никто не будет целовать, трогать или вылизывать любую часть его тела, кроме самого Лена. Тем более что Барри, избавившись от лайма, снова поцеловал его, притягивая к себе за плечи. И…

Барри низко застонал, и его стон слился с громким улюлюканьем вокруг них. Лен отстранился, разрывая поцелуй, но притянул к себе Барри, обнимая его и поднимаясь. Ноги Барри оплелись вокруг его талии, и Лен встал с пола.

— Увидимся утром, леди.

Лен даже не махнул на прощание, просто вынес Барри — Барри, который самым непристойным образом вылизывал его шею. Это будет — боже, это уже было — невыносимо хорошо. Лен прижал Барри к двери своей квартиры, пытаясь найти ключи и одновременно удержать Барри, пока не вспомнил, куда их засунул. Барри был слишком горячим.

В конце концов ему пришлось опустить Барри, который, казалось, совсем не был против и только продолжил целовать Лена, которому пришлось толкнуться бедрами в бедра Барри, прежде чем наконец открыть дверь в квартиру. Лен толкнул его, ногой захлопнув дверь, прижал к ближайшей стене, а потом переместил к другой. Пока Лен тянул их в спальню, Барри смеялся, стаскивая с него рубашку, и стонал, заставляя Лена сходить с ума от наслаждения…

— Подожди, мне… — Лен отстранился с тяжелым вздохом, — нужно в ванную.

Хоть какое-то отвлечение.

— Конечно, я подожду…

— Хорошо.

Он перебрался в ванную, оставив Барри в спальне. Лен плеснул водой в лицо, пытаясь охладиться. Все казалось таким острым и одновременно расплывчатым, сонным, вращающимся, но до одури горячим и правильным. Он был немного пьян. Или чертовски пьян. Он налил себе стакан воды, который держал в ванной как раз для таких случаев, чтобы заранее поставить его на тумбочку, потому что уже знал, что утром будет ненавидеть свою голову.

Когда он добрался до комнаты, вместо голого и призывно раскинувшегося на кровати Барри его ждал милый пьяный Барри, удобно устроившийся, но не такой возбуждающий. Лен усмехнулся, глядя на все это, стянул штаны и накрыл Барри одеялом. Тот оказался достаточно трезв, чтобы раздеться до нижнего белья, перед тем как залезть в постель.

Лен не должен был считать пьяное безобразие, устроенное Барри, милым. Но он считал.

Он наклонился и мягко коснулся волос Барри, поцеловал его в висок, а затем залез в кровать. Барри прижался к нему, и Лен почувствовал, как тепло, спокойствие и сонливость окутывают и его.

______________________________________
*Ванилла Айс - американский рэпер
**Выражение, придуманное рэпером ЭмСи Хаммером, обычно используется в неловких ситуациях


@темы: Фанфики, Колдфлэш, Tumbling together, Coldflash